Полечите слона!

Чем отличается работа ветврача в зоопарке от той, которую выполняет врач, занимающийся домашними животными?

Человек, пользующий вашего Шарика, может рассчитывать хотя бы на то, что хозяин успокоит или, на худой конец, подержит собаку, которая недружелюбно отнеслась к лечащему врачу. Тому же, кто занимается медведями, жирафами и носорогами, приходится надеяться только на самого себя. Никто не погладит барса между ушами, когда ветеринар осматривает ему слизистую. И это только одна из сторон специфики этой работы.

Вообще всех животных можно условно разделить на три группы: дикие, прирученные, то есть уже не боящиеся людей, и домашние, из поколения в поколение живущие рядом с человеком. Каждый зверь, изъятый из естественной среды обитания и попавший в зоопарк, должен пройти своеобразный «курс обучения», период адаптации к новым условиям жизни. Животное надо научить всему: иначе получать пищу, жить в непривычном месте, спокойно воспринимать присутствие тех, кого дикий зверь боится сильнее всего — людей. Адаптационный период включает в себя и обязательный карантин. Новое животное содержится в отдельном помещение для того, чтобы выяснить, насколько оно здорово, какие у него привычки, а также для того, чтобы уберечь зверя от нервного шока, вызванного чересчур резкой сменой обстановки. Нервный шок для животных зоопарка, явление, о котором едва ли задумываются посетители, — случай достаточно обычный. Особенно для животных, привезенных не из другого питомника, а отловленных в природе. Дикое животное может быть очень чувствительным ко множеству мелочей новой жизни. Не всегда удается предугадать их заранее. Например, одного льва в Московском зоопарке потеряли из-за того, что животное не могло привыкнуть к звуку выстрела шприца-пистолета. Лечение требовало ежедневных уколов, а колоть льва, стоя с ним рядышком, конечно, невозможно. Приходилось использовать выстреливающие шприцы, которые издавали резкий хлопок. Именно эти звуки пугали льва. Он перетерпел кое-как семь выстрелов, но как только увидел пистолет в восьмой раз, подвергся сильнейшему нервному шоку, который не смог пережить.

Сейчас, кстати, в Московском зоопарке используют другие шприцы, которые врач бесшумно выдувает из подобия духовой трубки. Правда, животные иногда вынимают из шкуры пустой шприц и деформируют пластиковый корпус зубами.

Старейший ветеринар Московского зоопарка, кандидат биологических наук, заслуженный ветеринарный врач РСФСР, Корнеева Валерия Иосифовна, работающая в этой клинике уже 45 лет, рассказала о том, что сейчас карантинный период проходит двенадцать моржей, отловленных на воле. В данный момент их учат принимать пищу от людей, и чтобы обучение проходило быстрее, «соблазняют» животных «вкусненьким» — креветками, лангустами, мидиями. Конечно, когда животные смогут поселиться на своих местах выйдя из карантина, их начнут переводить на более доступную по средствам треску…

Когда адаптационный период закончен, ветеринар передает своего подопечного на руки служащему, в чьи обязанности входит дальнейший уход за животным. Такие рабочие находятся в наиболее тесном контакте с обитателями зоопарка, которые привыкают к ним и отличают «своего служителя» от других людей. Именно от таких рабочих по уходу за животными ветеринары получают первые сведения о возможных недомоганиях зверя.

В Московском зоопарке около 7,5 тысяч особей различных видов — постоянно кто-то из них заболевает и, как и в городских ветлечебницах, рабочий день часто переходит в рабочую ночь. Сложности зоопаркового ветеринара не ограничиваются тяжелым контактом с пациентами. Дело в том, что многим животным очень сложно поставить диагноз. В отечественных ВУЗах нет специального курса для ветврачей, работающих в зоопарке, то есть лечащих самых различных представителей дикой природы, у которых одна и та же болезнь может вызывать совершенно разные симптомы. Кроме того, в нашей стране очень мало специальной литературы по заболеваниям диких животных, и ветеринары должны либо всецело полагаться на свой собственный опыт, либо выискивать такую литературу за рубежом в надежде перевести ее дома.

Московский зоопарк ежегодно получает множество приглашений на международные встречи и симпозиумы, посвященные заболеваниям диких животных. Но из-за нехватки денег столичные ветеринары отнюдь не всегда могут принять в них участие.

Рассказывая о работе своей клиники, зоопарковские врачи отметили, что их животные не страдают какими-то особыми заболеваниями. Лечить в основном приходится болезни желудочно-кишечного тракта, различные травмы, возникающие в результате группового содержания животных, заболевания, которые появляются из-за особенностей жизни в зоопарке. Врачам, например, нередко приходится сталкиваться с болезнями конечностей, возникающими из-за неудачно подобранного «грунта» в клетках и вольерах. От этого страдают и птицы и звери. В их числе такие гиганты, как слоны.

Но как лечить слона? Во всех зоопарках мира он считается самым опасным животным в коллекции. Не по злому умыслу, а просто из-за своих размеров или от испуга он запросто может раздавить человека. Даже убираться в слоновник рабочие ходят вдвоем: один работает, а другой смотрит, не подходит ли хозяин вольера. За последние 26 лет в Московском зоопарке погибли трое служащих, причем двое — в слоновнике (один умер от укуса змеи). Конечно, «гигантов» лечить труднее, чем «мелочь». Если у слона заболевание конечностей, то обычные мази использовать нельзя, их просто невозможно нанести пациенту на ноги. Поэтому врачи готовят специальные бассейны, в которых смешивают воду, опилки и нужное лекарство. Если же вам приходилось накладывать повязки своей собаке или кошке, то вы наверняка поняли, что многие животные считают своим долгом снять бинты и разлизать рану. Чтобы избежать это, врачи шьют больному слону специальные брезентовые «сапоги», не дающие любопытному хоботу добраться до повязки.

Говоря о причинах многих заболеваний, ветеринары клиники не смогли обойти вниманием варварское поведение посетителей. Немало болезней желудочно-кишечного тракта возникает из-за стараний публики накормить животное чем попало. Психологи уже давно пришли к выводу о том, что кормление у живых существ, неважно, человек это, птица или зверь, является не только природной необходимостью (выкармливание самкой детенышей), но и одновременно проявлением симпатии, своеобразным актом любви. Те же чувства испытывает человек, приходя в зоопарк и глядя в задумчивые глаза ламы. Только он забывает об одном: каждому животному специалисты, работающие с ним, подбирают индивидуальное питание из определенных продуктов и в определенном количестве. Даже если вы купите здешнему волку отличную вырезку, что, естественно, не повредит его желудку, не забывайте о том, что желание угостить его возникает не только у вас. В лучшем случае зверь будет просто напросто перекормлен. А что говорить о девочке, стоящей под большой надписью «животных не кормить» и предлагающей оленю перченые чипсы, И даже это еще не все. Существуют не вполне здоровые люди, которые кидают в вольеры просто опасные вещи. Самые безобидные из них — это железные монетки, но и они могут принести серьезные неприятности. Если медведь пожует ее немного и выплюнет, то морж обязательно проглотит. Последствия бывают самыми печальными.

Известны и куда более варварские случаи. Поэтому хотелось бы напомнить людям, желающим своеобразно развлечься в зоопарке, что подростков, забравшихся в вольер к животным и убивших несколько кенгуру, судили и дали каждому от 5 до 7 лет.

Жалуются врачи и на наличие заболеваний, общих для людей и для животных. Например, обезьяны, как и люди, подвержены гриппу, и при большом количестве посетителей, да еще во время эпидемий, уберечь их может только полностью закрытое от публики помещение. Лечить же обезьян весьма непросто. Зачастую смышленые животные отказываются принимать лекарство, и тогда врачам, знающим об их общительности и способности к подражанию, приходится показывать, что надо делать с таблетками на личном примере, проглатывая то же самое лекарство перед носом пациента. Но есть и обратная сторона — общую для животных и человека болезнь может подхватить от своих подопечных и сам врач.

Нередко инфекционные заболевания приходят в зоопарк с представителями городской уличной фауны — крысами, голубями, воробьями. По выражению врачей ветеринарной клиники, для них в зоопарке просто «санаторные условия» (стройка с большим количеством мусора, постоянно валяющаяся на полу клеток и вольеров подкормка и так далее). Вывести крыс до конца просто невозможно, поэтому зоопарк вынужден постоянно держать в штате специалистов службы дератизации, работающих каждый день.

Ветеринарная клиника зоопарка рассчитана только на обслуживание «своих» животных, но очень часто ей приходится оказывать услуги посторонним пациентам. Конечно, это не кошки и собаки, которых могут принять и в районной поликлинике. Но бывает в зоопарк прибегают обезумевшие владельцы заболевшей обезьяны или другой «экзотики». Приходится помогать и им, хотя рабочий день до отказа заполнен своими зоопарковскими пациентами и они не обязаны оказывать ветеринарную помощь больным животным со «стороны».

В зоопарк часто приносят животных и птиц из подмосковных лесов. Человек сначала берет ежика в дом, где тот немедленно «грустнеет», а потом приходит в зоопарк, потому что не каждый городской ветеринар знает, как его лечить. Осенью приносят много диких птиц с перелета. В течение часовой беседы с заместителем главврача клиник мы стали свидетелями двух телефонных консультаций владельцев-частников. Чуть позже появился вальдшнеп с поврежденным крылом. Он прибыл в сумке маленькой старушки, отбившей птицу у городских ворон.

Для клиники зоопарка осмотр и лечение «незванных пациентов» — большая проблема. Причем дело не только во времени и дорогих медикаментах. Хорошо если после лечение «больного» можно выпустить в природу. А тех, кто после пребывания у людей не сможет адаптироваться к родной среде. Что делать с ними? Конечно, кого-то отдают в живые уголки, но и их количество ограничено… Поэтому врачи призывают не трогать диких животных и не вмешиваться в естественный ход их жизни, чтобы потом в растерянности не метаться по городу в поисках помощи.

Клиника зоопарка сотрудничает и с «человеческими» врачами. С ними приходится консультироваться в тех случаях, когда заболевания могут протекать одинаково у животного и человека. Недалеко от зоопарка находится Филатовская больница, которая не раз помогала и советами, и лабораторными анализами, всегда делая это охотно.

М. Трубицына
В. Черепков

Оригинал

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.